О военной организации анархистов периода гражданской войны в Испании

О военной организации анархистов периода гражданской войны в Испании

Согласно распространенному предрассудку, «идейный анархизм» исключает классическую военную организацию, основанную на единоначалии и подчинении приказам. Подобное исходит не только из антианархистской пропаганды большевиков, которые представляли анархистов как неконтролируемый сброд. Даже сами анархисты, соревнуясь в степени идеологической чистоты, порой заявляют, что истинный анархизм настолько антиавторитарен, что исключает единоначалие из военных задач. Это обычно можно услышать от анархистов повстанческого толка, которые сводят все силовые действия к координации множества аффинити-групп.

Но если подобное может быть эффективно для акций прямого действия, то для защиты революции и тем более для противостояния иностранному вторжению подобный способ не годится. Как можно бороться с многотысячным армейским формированием руками автономных групп из 10-20 человек, которые в любой момент могут распасться? Война с кем бы то ни было требует снабжения, строгой дисциплины и гарантий того, что бойцы не бросят оружие.

Но даже те, кто прославляет роль Федерации анархистов Иберии (FAI) и Национальной конфедерации труда (CNT) в испанской революции, могут игнорировать или отрицать факт наличия у них типичных армейских принципов. Развеем эти предрассудки на примере Конфедеративной милиции — вооруженных сил испанских революционеров периода гражданской войны 1936-1939 годов.

 

Это формирование насчитывало до 100 000 бойцов, служивших на добровольной основе. Базовой единицей милиции выступала группа из 30 человек. Несколько групп составляли центурию, несколько центурий — батальон. Несколько батальонов составляли колонну, которая являлась самым крупным формированием в военной организации испанских революционеров и насчитывала от 2 000 до 10 000 человек. Если судить по меркам регулярных армий того времени, колонна конфедеративной милиции была чем-то вроде облегченной дивизии. В каждой колонне имелся свой штаб — Комитет по войне, а также техническо-интендантский совет по логистике. Все колонны были объединены и координировались в Центральном комитете антифашистских милиций Республики.

Анархистские колонны от CNT составляли в милиции 50 000 человек, то есть ровно половину. Еще 30 000 составляли бойцы Всеобщего союза трудящихся (UGT), 10 000 от Компартии Испании и 5 000 от Рабочей партии марксистского единства (POUM). К ним также примкнули 12 000 полицейских Штурмовой гвардии, выступивших против франкистских мятежников.

Вооружены анархисты были весьма плохо и имели в распоряжении только то, что можно было достать на черном рынке, со складов республики или отжать у франкистов. Кстати, это одна из причин, почему испанские анархисты пошли на диалог с республикой и послали своих делегатов в правительство. Это была попытка выторговать оружие у Республики. Конечно же, анархистам ничего не дали. Более того, их по итогу и прихлопнули новеньким оружием, полученным от СССР.  Для этого даже сняли с фронта танковую бригаду сталинистского генерала Энрике Листера.

Любопытно, что к анархистской милиции присоединилось не только несколько тысяч республиканских солдат, служивших ранее в армии, но и около 200 офицеров, сочувствующих испанской революции и анархистам. Именно они помогли структурировать отряды и колонны летом 1936 года, наладили распределение оружия со складов и организовали лагеря военной подготовки. Каждая колонна имела при себе, помимо штабов и служб, автономные группы и отряды партизан.

Автономные группы представляли из себя сотни интернационалистов. Например, в колонне Дуррути, бывшей одной из самых знаменитых, числились сотня Себастьена Фора, состоявшей из французов и итальянцев, сотня Сакко и Ванцетти из американцев и сотня Эриха Мюзама из немцев. Партизанами были группы наиболее опытных и храбрых бойцов — что-то вроде анархистского «спецназа». Наиболее известные — это «Дети ночи», «Металлисты», «Взрывные», «Черное знамя». Им предписывалась полевая разведка, диверсия, рейды по тылам врага и тому подобное.

Добровольческая милиция оказалась одной из наиболее боеспособных формирований республики. Например, долгие годы, несмотря на страшную нехватку во всем, она удерживала арагонский фронт, ярко показала себя в гвадалахарской операции, где сыграла важную роль в победе республиканцев, а также пришла на помощь Мадриду в самые сложные часы этого города. Профессиональный военный, полковник де ла Бераса в своем труде, посвященном испанской эпопее, так охарактеризовал боевые формирования анархистов: «С военной точки зрения — это хаос, но это хаос, который работает».

 Разумеется, военная дисциплина в конфедеративной милиции, что естественно для любой военной организации, держалась на выполнении приказов командиров, которые могли обсуждаться лишь в небоевое время (известный испанский анархист Буэнавентура Дурутти был одним из самых уважаемых боевых командиров). То есть в этом смысле вооруженные силы анархистов мало отличались от любых других, если не брать во внимание равенство отношений между рядовыми и командирами, отсутствие званий, козыряний и муштры, хотя и это — не уникально.

Боевые формирования разных идейных направленностей во всех странах могли содержать долю демократизма в отношениях между рядовыми и командирами, что никак не влияло на статус этих структур. Подобное можно было найти не только в рядах испанских анархистов 30-х годов — такими отношениями славились революционные армии во все времена. Их можно было наблюдать и в Повстанческой армии Украины, руководимой Нестором Махно, и даже в ранней Рабоче-крестьянской Красной Армии.

Действительно, война, как писал знаменитый анархистский мыслитель Макс Нэттлау — самое антианархистское действие из всех, что можно себе представить. Впрочем, как и многое другое, к чему нам приходится прибегать, если мы хотим выжить и воплотить в жизнь свой политический проект. И даже анархистская армия имеет командиров и дисциплину, как бы парадоксально это ни звучало для людей, видящих в анархизме исключительно индивидуальную свободу на грани безответственности. Вооруженные силы FAI-CNT в этом смысле должны быть самым отрезвляющим примером.

Литература:

  • P. Broué, E. Témine, La révolution et la guerre d’Espagne
  • V. Richards, Lessons of the Spanish revolution
  • F. Lacruz, Alzamiento, la revolución y el terror en Barcelona
  • A. Paz, The Story of the Iron Column: Militant Anarchism in the Spanish Civil War

    Изначально опубликовано на Нигилист

Автор: Игаль Левин, Дмитрий Мрачник

ПОДЕЛИТЬСЯ:
ВВЕРХ