Революция и асимметрия

Революция и асимметрия

Новая, революционная система всегда разрушает старый порядок и нивелирует системы старые, какими бы они ни были. Это релевантно по отношению и к военному делу.

 Например, в августе 1793 года разорванная вторжениями и обескровленная революцией Франция объявляет всеобщую воинскую повинность — Levée en masse. Впервые в Новом времени. Декрет гласил:

 "С этой минуты и до тех пор, пока враги не будут изгнаны из пределов территории Республики, все французы находятся на постоянной службе армии. Молодые будут сражаться, женатые - ковать оружие и выполнять транспортную повинность, женщины - шить платки и одежду и служить в госпиталях, дети - рвать старое белье на бинты, старики - выходить на площади и поднимать боевой дух солдат...".

 Этот декрет позволил революционной республике создать самую большую армию, какую видела Европа, а позднее - «Великую армию» Наполеона. «Вооружённая нация», как ее еще называли - армия в около 750.000 человек, - одолела все профессиональные армии Европы и в итоге двинулась на Москву...

 Но любое революционное решение можно нивелировать асимметрией. Поход на Москву провалился именно из-за асимметричного ответа русских. Это удары по коммуникациям, логистике и навязанная французам партизанская война. Сломить испанскую герилью этому новому виду вооруженных сил тоже оказалось не по зубам. Но, несмотря на это, явная эффективность заставила сначала Пруссию, а затем и остальные армии Европы перейти на революционную французскую систему воинской повинности.

 Этот вид вооруженных сил уже устарел, и сегодня мы стоим на пороге нового вида армии. Это армия не массового принудительного призыва, а армия небольшая, умная, технологичная, быстрая, высокоавтоматизированная и роботизированная. Именно такой армией является армия США, по крайней мере предтечей такой армии, вектором, на который равняются сегодня все. От России до Китая. И эта армия, новая армия, по-прежнему уязвима, как и армия Наполеона с помощью асимметричного подхода.

 Вопрос теперь в том, каким именно будет этот асимметричный подход 21-го века? Какие формы обретет? Какие нации и страны примут его на вооружение? Что делать бедным и слабым странам, которым не по карману дорогие умнеющие армии?

 На все эти и другие вопросы нужно дать ответы, в противном случае нас ждет вечная война Океании с Евразией и Остазией, в которой остальные страны играют роли не более чем плацдармов и полигонов с живыми мишенями.

 Если асимметричного ответа не будет найдено, то все малые и слабые страны, если они не в блоках или не в привилегированном положении у сильных стран, ждет судьба Ливий, Сирий или и вовсе Сектора Газа.

Автор: Игаль Левин

ПОДЕЛИТЬСЯ:
ВВЕРХ